Бен Герцель о том, как блокчейн сможет децентрализовать искусственный интеллект 1 часть

Cointelegraph побеседовал с визионером ИИ (искусственный интеллект, — прим. ред.) Беном Герцелем, который представил свое видение насчет будущего ИИ и вычислительной техники, а также поделился представление о том, как направлять “искусственный общий интеллект” к добру, а не к злу.

1 часть

Перевод большого интервью Cointelegraph с визионером ИИ (искусственный интеллект, — прим. ред.) Беном Герцелем, который представил свое видение насчет будущего ИИ и вычислительной техники, а также поделился представление о том, как направлять “искусственный общий интеллект” к добру, а не к злу.

Американский автор и исследователь в области искусственного интеллекта, Герцель является председателем общества Artificial General Intelligence (Общий Искусственный Интеллект, далее ОИИ — прим. ред.) и Фонда OpenCog, вице-председателем футуристической некоммерческой организации Humanity+, основателем и генеральным директором SingularityNet, и главным ученым из Hanson Robotics. Он много лет работает вместе с группой, состоящей из десятков исследователей, разбросанных по всему миру, чтобы создать первый в мире рынок ИИ, основанный на технологиях блокчейна.

От ИИ до ОИИ

БГ: Я начал свою карьеру в качестве математика с ученой степенью в 1980-х годах. Какое-то время я был академиком, затем попал в индустрию, в конце 90-х, и я занимался искусственным интеллектом в любой отрасли, которую вы можете себе представить, начиная от генетики, биоинформатики и заканчивая обработкой естественного языка. Принимал участие в некоторых мероприятиях национальной безопасности с правительством США, компьютерной графикой, а также обработкой зрения.

Шесть лет назад я переехал в Гонконг, и начал работать с моим другом Дэвидом Хэнсоном (David Hanson) по применению ИИ для роботов-гуманоидов. У него есть самые реалистичные гуманоидные роботы в мире, с красивыми выражениями лица и эмоциональным выражением. Он хотел, чтобы роботы были умными, а также выглядели хорошо, и, конечно, это большая задача для исследовательского сектора. Мы все еще работаем над этим, поскольку это очень захватывающая миссия.

Все это казалось одним из путей реализации моей основной исследовательской цели в мире ИИ, которая действительно переходила от узких ИИ или тех, которые выполняют конкретные задачи, к тому, что я классифицирую как ОИИ, или общий искусственный интеллект.

Я придумал этот термин в 2002 или 2003 году, и каждый год я организовывал конференцию по ОИИ, и за последнее десятилетие мы видели, как концепция растет и процветает довольно плодотворно, так же, как мы видели, что ИИ процветают в отдельных узконаправленных отраслях.

Робот София

Одна из вещей, которые мы поняли при разработке робота София  и разработки нашей технологии ИИ, состояла в том, чтобы осуществить дальнейший большой скачок в функциональности ИИ. Мы хотели и все еще хотим построить то, о чем мы думали, как о массивном глобально-распределенном искусственном интеллекте.

Мы хотим иметь децентрализованную сеть ИИ, а также воплотить задумку, чтобы каждый ИИ, выполняющий свою собственную функцию, мог общаться с другими роботами, обмениваться данными и задавать друг другу вопросы в децентрализованной сети.

ДАО ИИ

Технология блокчейн представилась как подходящая платформа, чтобы построить децентрализованную сеть для ИИ, которые смогут обмениваться информацией друг с другом и спрашивать друг друга о чем-либо.

Так что мы начали с того, что хотели построить по сути ДАО ИИ (Децентрализованная Автономная Организация (ДАО), — прим. ред.), хотя изначально мы не называли эту идею таким термином, поскольку понятие ДАО существует всего лишь несколько лет.

Моя первая компания ИИ, которую я основал в 1998 году, прожившая всего три года с 1998 по 2001 год — это Webmind, и она была основана в Нью-Йорке. Это было время первого бума “доткомов” (Бум доткомов — термин, применяемый в отношении ажиотажа, возникшего в конце 90-х, на фоне массового инвестирования в интернет-компании, — прим. ред.). Мы были в Silicon Alley в Нью-Йорке, и то, что мы хотели построить, было, по сути, тем, что вы теперь называете ДАО ИИ.

Мы хотели создать сеть, которая позволила бы людям создавать ИИ в любой точке планеты. Все эти различные ИИ в сети могли бы разговаривать друг с другом и обмениваться информацией, а коллективный интеллект всей этой сети превосходил бы интеллект далеко от любого ИИ в сети. Для выполнения этой работы нужно много поддержки технического характера.

Наличие распределенной книги очень ценно, потому что тогда различные ИИ могут отслеживать, какие транзакции произошли по всей сети, без необходимости центрального контроллера.

Гомоморфное шифрование и связанные с ним технологии очень ценны, потому что у некоторых ИИ есть данные, которые они хотят разделить с другими ИИ только по определенным аспектам и определенным образом. Распределенная книга и гомоморфное шифрование — это своего рода критические технологии для реализации видения ДАО ИИ.

Недавно мы поняли, что введение нашего токена также может быть ценным ингредиентом в миксе, потому что различные ИИ в этом ДАО могут принадлежать разным людям, я имею в виду, в конечном итоге они будут принадлежать самим себе, и они захотят обменять наряду с обменом данными и запросами на работу. Таким образом, также может быть полезно иметь токен, настроенный для ИИ, чтобы использовать его для обмена ценностями друг с другом.

Затем вы можете ввести разные особенности для этого токена, и вы можете подобрать настройку с экономической логикой для экономии ИИ. Таким образом, такова точка зрения на то, что мы строим с помощью SingularityNet, а также с моей точки зрения, как разработчика самого ИИ. Если же вы посмотрите на это с точки зрения бизнес-модели, то это станет другим и в некотором смысле более простым решением.

Потому что предприятия во всем мире теперь хотят использовать машинное обучение в качестве услугу, а ИИ как сервис, потому что всего несколько крупных технологических корпораций могут позволить себе нанять целую армию разработчиков ИИ.

ИИ как сервис

То, чего хочет большинство компаний в пространстве ИИ — это возможность использовать ИИ для выполнения определенных задач, в рамках своих бизнес-операций, и они хотят иметь возможность запрашивать сервис ИИ у облачных провайдеров.

Это может заключаться в том, чтобы выяснить, кому продавать определенный продукт среди своих клиентов, может быть, чтобы оптимизировать свою цепочку поставок, таким образом, можно было обнаружить мошенничество в своей базе данных транзакций. Многие, многие различные функции могут быть улучшены ИИ сейчас, и поэтому растет число поставщиков ИИ в качестве сервиса.

Допустим, у вас есть крупные компании, такие как IBM с BlueMix, Amazon и Google Cloud, которые предлагают услуги API ИИ (АРI — набор готовых классов, процедур, функций, структур и констант, — прим. ред.), но то, что такие какие крупные компании или стартапы предлагают в качестве сервиса, с точки зрения ИИ — это слишком дорого, и часто требует недобросовестных планов подписки, где вы должны покупать большое количество услуг, которые вам могут не понадобиться.

Кроме того, сбор ИИ-функций, предлагаемых на коммерческой основе, как сервиса, представляет собой небольшой процент ИИ, который находится там как открытый исходный код в Github, поэтому, в коде с открытым исходным кодом имеется в тысячу раз больше функций для ИИ, чем в том, что предлагают за платную подписку.

Но большинство людей не может использовать все это, потому что это настоящие мучения.

Если кто-то поместил открытый исходный код в Github, вы его загружаете, и пробуете запустить его на вашем дистрибутиве Linux. Затем вы просматриваете readme (файл с инструкциями, — прим. ред.) и выясняете, что же он делает. Затем вы выясняете, как подключить код к IT-системе вашей компании, где большинство людей не имеют такого технического опыта, как у вас.

С этой точки зрения, что мы можем сделать с SingularityNet? Мы можем создать платформу, на которой можно удобно расположить гораздо больше инструментов для ИИ, а затем предоставить любому бизнесу, который захочет их использовать, через наш ИИ, в качестве сервисного API.

Распространение исходников

Вы можете посмотреть на это с точки зрения клиента и разработчика ИИ. Итак, с точки зрения разработчика ИИ, если у вас создан какой-то забавный виджет, и вы выложили его на GitHub, то это не так уж и сложно, чтобы поместить его же и в Docker (Docker — программное обеспечение для автоматизации развёртывания и управления приложениями, — прим. ред.), залить на сервер и адаптировать его в SingularityNet API, который также довольно прост. Тогда ваш ИИ код, хранящийся в Docker, может быть найден нашим механизмом обнаружения, потому что вы сообщили нашему главному узлу, о его существовании, а затем вместо того, чтобы просто загружать и работать с вашим кодом в GitHub для гиков, вы размещаете его в Интернете и корректируете в API таким образом, чтобы каждый, кто найдет виджет с помощью механизма обнаружения SingularityNet смог бы использовать его. Тогда вы можете получить вознаграждение в виде нашего токена за то, что люди использовали ваш код и пользовались его услугами.

CoinTelegraph (далее CT): Это единственный стимул?

БГ: Ну, существуют множество стимулов. Почему люди сейчас публикуют свой код на GitHub? Они просто самовырожаются, потому что хотят внести свой вклад в мир, верно?

CT: Да, верно. Так что получается, это скорее моральные стимулы так работают?

БГ: Это правильная комбинация, потому что, если вы дадите людям возможность монетизировать свой открытый исходный код, это еще лучше, потому что посмотрите, что происходит сейчас. Многие люди размещают свой код в Интернете на GitНub только для того, чтобы внести свой вклад в сообщество.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More